ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ СОВЕТСКИЙ ПОДВОДНИК
Рижское ВВМУ подводного плавания

(1951-1960)


Баннер Главная. Баннер Новости флота. Баннер Обо мне. Баннер Ссылки. Баннер Фотоалбомы. Баннер Литература. Баннер Гостевая



РПЛ СН К-142

Девиз ПРФ


С.И. Бочкин
Капитан 1 ранга, первый командир
подводной лодки "К-142"
Бочкин



ПЕРВЕНЕЦ ПОДВОДНОЙ РАКЕТНО-ЯДЕРНОЙ СИСТЕМЫ

Подводная лодка "К-142" была первой ракетной подводной в составе Советского военно-морского флота, вооруженная ракетным комплексом Д-4 с подводным стартом баллистических ракет.

Она была построена на Северном Машиностроительном предприятии по проекту ЦКБ-16 (главный конструктор академик Н.Н. Исанин) для проведения испытаний этого принципиально нового ракетного комплекса. В декабре 1961 г. подводная лодка вступила в состав ВМФ и была включена в состав 16-й дивизии подводных лодок КСФ.

Когда мы прибыли к месту базирования в губу Оленья (4 января 1962 г.), в Североморске нас уже ожидала государственная комиссия по проведению летно-конструкторских испытаний ракетного комплекса, в состав которой входили главные конструкторы подводной лодки, баллистических ракет, пусковых установок, систем управления, представители ЦКБ, СКБ, промышленных предприятий, Северного ракетного полигона.

Председателем комиссии был назначен Командир 16-й ди¬визии подводных лодок КСФ контр-адмирал С.С. Хомчик.

Сдав "на скорую руку" курсовые задачи №1 и №2, мы перебазировались к месту погрузки ракет. Испытаниями занимались целый год, выполнив 29 пусков ракет на различные дальности стрельбы, в различных условиях, при различных возможных нестандартных ситуациях.

Последний испытательный пуск на максимальную дальность был выполнен 7 февраля 1963 г. из района Норвежского моря, после чего ракетный комплекс "Д-4" был принят на вооружение.

На этом выходе трагически погиб начальник старто¬вой команды от Северного ракетного полигона инженер капитан 3 ранга Е.В. Панков.

Об этом человеке следует сказать особо. Профессионал высочайшего класса, умелый руководитель, участник Великой Отечественной войны, редкой души человек, замечательный товарищ. Под его непосредственным руководством работала стартовая команда ракетного полигона, обеспечивая подготовку и проведение всех 29 испытательных пусков.

За год испытаний, естественно, было много событий, которые можно было бы описать, но для меня особенно памятен выход на первый испытательный пуск. При подготовке к нему было достаточно волнений и сомнений различного рода. Ведь двигатель ракеты запускался прямо в шахте (т.н. "горячий мокрый старт"), и любая неисправность, недостаточная тяга двигателя, к примеру, и ракета может обрушиться обратно в шахту, либо "заломиться" на верхнем срезе шахты, и тогда возможна катастрофа. На ракетном комплексе "Д-2" с надводным стартом баллистических ракет был предусмотрен сброс аварийной ракеты за борт, для подводного старта ничего подобного, естественно, быть не могло,

Все вопросы, вызывавшие сомнение, обсуждались на заседании государственной комиссии, и успокаивала уверенность главных конструкторов подводной лодки - академика Н.Н. Исанина - и ракетного комплекса - академика В.П. Макеева. Кстати, оба они вышли на подводной лодке на первый пуск.

Первый выход на стрельбу приурочили ко дню Со¬ветской Армии и Военно-морского Флота.

И вот утро 23 февраля. Закончилось приготовление подводной лодки к бою и походу. На борт прибыл командир дивизии контр-адмирал С.С. Хомчик со своим штабом для проверки готовности ПЛ и личного состава. Они остались довольны и "благословили" на выход. Снялись со швартовых и в назначенное время заняли район проведения испытаний. Однако штормовая погода Севера не позволила осуществить пуск ракеты в намеченный срок (по программе испытаний необходимо было исключить влияние всех внешних факторов).

Старт состоялся 24 февраля. По сигналу председателя государственной комиссии с обеспечивающего корабля погрузились и установили с ним звукоподводную связь.

Получен сигнал: "Готовность 1 час". Объявляю боевую тревогу, и начинаем предстартовую подготовку. Очень четко работал весь экипаж и стартовая команда от ракетного полигона во главе с инженером капитаном 3 ранга Е.В. Панковым. Однако высокая психологическая напряженность чувствовалась на всех боевых постах. Как стартует ракета? Как поведет себя ПЛ после старта? Все это было рассчитано и отработано в базе заранее десятки раз, однако напряженность оставалась. Сказывалось и то, что каждый сознавал высокую ответственность момента: производился первый в истории Советского Военно-Морского флота пуск баллистической ракеты из-под воды с использованием принципиально нового ракетного комплекса.

И вот из гидроакустической рубки от начальника РТС старшего лейтенанта Ю. Кошелева поступают доклады: "Готовность 1 минута"..., "Протяжка11..., "Старт!". Даю команду на пуск ракеты. Характерное вздрагивание ПЛ, изменение глубины погружения и дифферента.

Очень четко справился со своими обязанностями мастер своего дела боцман ПЛ мичман Лев Каиков; в считанные секунды он удержал ПЛ на заданной глубине. Уверенно командовал на ГКП опытный инженер-механик, командир БЧ-5 Олег Подлесный. Ракета вышла. Теперь всех тревожила мысль: как полет ракеты, попала ли она в расчетную точку? И вот, наконец, всплываем! Получено радио от руководителя: "Боевое поле полет ракеты наблюдали, отклонение в норме".

Замполит капитан 3 ранга И.Ф. Дядьков объявляет результаты по корабельной трансляции, поздравляет весь личный состав с успешным выполнением важной правительственной задачи. Все испытываем неописуемое чувство удовлетворения и гордости за советских ученых, инженеров, за нашу Родину и Военно-Морской Флот. Задача решена: Военно-Морской Флот получил принципиально новую систему вооружения для ПЛ - подводную ракетно-ядерную систему.

После этого по программе летно-конструкторских испытаний был выпущен еще не один десяток ракет, но незабываемым остался первый старт. Все понимали, что последующие пуски - это уже доводка, проверка отдельных систем в различных режимах, совершенствование ракетного комплекса, а оружие уже есть, оно существует и надежно гарантирует мирный труд советского народа.

Первыми офицерами подводной лодки "К-142", которые обеспечивали проведение Государственных испытаний ракетного комплекса, были:

- командир ПЛ - СИ. Бочкин;
-старший помощник командира ПЛ-В.И. Губский (на первом этапе);
- С.Е. Куликовский (на втором этапе);
- зам. командира ПЛ по политической части - И.Ф. Дядьков;
- помощник командира ПЛ - Э.А. Абраменко;
- командир БЧ-1 - Л. Сератский, затем Г.Н. Крылов;
- командир группы - Р.Н. Старкин;
- командир БЧ-2 - М.Н. Конаныкин; -командир группы управления-А.В. Лаврентик;
- командир БЧ-3 - В.А. Поливода;
- командир БЧ-4 - нач. РТС - Ю.А. Кошелев;
- командир БЧ-5 - О.В. Подлесный;
- командир моторной группы - А. Щеголев;
- начальник МС - Л.А. Хомкин.

Памятен еще один эпизод. Памятен он и своей значимостью и тем, как порой искажает события наша пресса. В июле 1962 г. на КСФ проводилось учение с показом высшему руководству страны новейших образцов военно-морского оружия. Н.С Хрущеву и сопровождающим его высокопоставленным лицам, находящимся на борту крейсера, следовавшего из Мотовского залива в Гремиху, устроили шоу по полной программе: здесь и пуск БР "Р-13" с атомной ПЛ пр. 658, и атака ракетных катеров, и сбитие зенитным ракетным комплексом большого противолодочного корабля авиамишени, и подныривание под крейсер атомной ПЛ пр. 627, но главным "блюдом", конечно, был подводный старт баллистической ракеты. К этому мероприятию нас - командиров кораблей, участвующих в учении, довольно долго готовили в штабе флота. Все разыгрывалось по минутам.

Помню последний инструктаж главнокомандующего ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова, на котором он отметил, что все, что планируется показать Н.С. Хрущеву, тот уже видел на Тихоокеанском флоте. А вот подводный старт - это ново! Поэтому пуск ракеты должен быть точно в назначенное время "Ч", плюс-минус 1-2 минуты. На мои возражения, что это пуск испытательный и могут быть любые неожиданности, он ответил примерно так: "Ракета должна выйти точно в 12ч 15мин и скрыться с глаз. Куда она у вас полетит мне не важно!"

Конечно это была шутка, но шутка эта определяла категоричность требования. Здесь надо понять Главкома. Крейсер следовал 20-узловым ходом, а главком вел репортаж: "Посмотрите налево, сейчас всплывет атомная ПЛ для пуска баллистической ракеты, посмотрите по курсу - ракетные катера атакуют морскую цель" и т.д. "Посмотрите направо, посмотрите налево", поэтому, если задержаться с пуском ракеты на длительное время, то Никита Сергеевич может его не увидеть по тому направлению, по которому его укажет Главком, руководствуясь находящимся перед ним сценарием.

К счастью, пуск произошел ровно в 12ч 15мин и, вообще, все мероприятие прошло гладко и Никите Сергеевичу понравилось, а кадр с вылетающей из морских глубин ракетой прочно занял место в выпусках кинохроники, рассказывающей о нашем ВМФ. Неожиданностью для меня, да и для всех, оказалась опубликованная на следующий день на страницах газет статья "Атомоходы стартуют с глубин!"

Позже такое же искажение действительности появилось и в книге "Н.С. Хрущев, кризисы и ракеты", написанной Сергеем Никитичем Хрущевым, очевидцем описываемых событий. В этой книге он пишет: "Вдоль борта крейсера прошла и погрузилась, готовясь к стрельбе, одна из первых советских атомных подводных лодок." Но стреляла-то баллистической ракетой ПЛ "К-142", а не атомоход. Все атомные и дизельные подводные лодки к тому времени имели на вооружении ракетный комплекс "Д-2" с надводным стартом баллистических ракет "Р-13".

Правда на флоте все знали, что стрелял из-под воды "портвейн" - такое неофициальное название получила наша ПЛ "К-142" с первых же дней по той причине, что имела бортовой номер "777" - популярного в те времена портвейна "три семерки". Ну, а участники "шоу" на другой день получили из рук Главкома награды Министра Обороны в виде традиционных ружей и часов.



Hosted by uCoz